Три пограничника! Вор на дозоре!
Бросьте баркас в басурманское море,
Что бы по трубам в ребра и в винт,
Витовой пляской двинул бензин

 

Что бы вода под кормой загудела.

Ай, доброе дело, хорошее дело!
Ай, греческий парус, ай, Черное море,
Ай, Черное море, хорошее море!
Ай, Черное море, вор на воре.
 
Вот так бы и мне в набегающей мгле
Усы раздувать, развалясь на корме.
И видеть звезду, над бугшпритом склоненным,
И голос ломать черноморским жаргоном.

 

 

 

 

 

 

 

А может быть лучше сжимая наган
За вором следить уходящим в туман
И слышать сквозь ветер холодный и горький
Мотора дозорного скороговорки.
И вдруг неожиданно встретить во тьме
Усатого грека на черной корме…
 
Так бей же по жилам, кидайся в края
Бездомная молодость, ярость моя!
Чтоб звездами сыпалась кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться Вселенной навстречу.
Чтоб волн запевал оголтелый народ,
Чтоб злобная песня коверкала рот,
Чтоб петь, задыхаясь на страшном просторе:

 

Ай, Черное море, хорошее море!
Ай, Черное море, вор на воре!
Ай, звездная полночь, ай, Черное море!
Ай, Черное море, хорошее море!

 

 

 

 

 

По рыбам, по звездам проносит шаланду:
Три грека в Одессу везут контрабанду.
На правом борту, что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки, папа Сатырос.


А ветер как гикнет, как мимо просвищет,
Как двинет барашком под звонкое днище,
Чтоб звезды обрызгали груду наживы:
Коньяк, чулки и презервативы


Что б гвозди стрипели, что б мачта гудела

Ай, доброе дело, хорошее дело!
Ай, звездная полночь, ай, Черное море!

Двенадцатый час - осторожное время.
Три пограничника, ветер, и темень.
Три пограничника, шестеро глаз - 
Шестеро глаз, да моторный баркас.
 

 
 

 

 

 

 

"Черное море"

(Стихотворение Э. Багрицкого "Контрабандисты")